Владимир Кушнир

Интервью Владимира Кушнира с журналистом Ольгой Окнер


Взять интервью у журналиста очень приятно,
вдвойне приятно получить интервью
у красивой женщины.

 - Ольга, расскажите, пожалуйста, о вашем сайте Wonderful Sites of California.
 - Думаю, начать стоит с того, что теперь его не существует как такового - я наконец-то объединила свои два сайта в Ольга один - Olga Okner's Home Site. Но все-таки расскажу, как рождался сайт Wonderful Sites of California. 
    У меня никогда не было навязчивой идеи создать сайт - ведь ныне модно иметь "хомяк". Свой первый сайт Olga Goryshina's Home Site создавался, как портфолио, и мне не приходилось думать о его содержании - я просто публиковала свои журналистские материалы, которые могли заинтересовать работодателя и интернет-читателей. Калифорния потеснила мою журналистскую работу, но не мою журналистскую натуру. У журналистов есть поговорка: "Можешь не писать, не пиши". Я не могу, поэтому и пишу. Так что Wonderful Sites of California - мое самовыражение - я сама себе редактор и посему часто субъективна и немного безответственна. 
- Расскажите подробнее о вашем желании иметь второй сайт?
- Как я уже сказала, мой первый сайт - это мое портфолио, то есть опубликованные профессиональные материалы, а Wonderful Sites of California - это, грубо говоря, отсебятина, которая, во-первых, создавалась от нечего делать, во-вторых, потому что не хотелось уходить из интернет-жизни, а, в-третьих, потому что просто была потребность писать. И мне не хотелось смешивать два этих проекта, там даже фамилии разные стояли.
- Чем это было вызвано?
- До сих пор, если я делаю материал для российской прессы, подписываюсь "Ольга Горышина", только для русской газеты в Сан-Франциско я решилась поставить фамилию мужа - старых читателей у меня здесь нет, так что некого вводить в заблуждение. Я вообще часто подписывалась псевдонимами, чтобы не было полос, написанных одной мной. И как-то мне сказали - знаешь, у вас в редакции есть девчонка, которая слизывает твой стиль... А кто-то все равно догадывался, что это на самом деле я.
- Но вернемся к вашему сайту, теперь подсайту - Wonderful Sites of California. Вы много пишите о прогулках по Калифорнии. Что Вам нравится в путешествиях: впечатления, возможность пофотографироваться, рассказать потом об этом людям?
- То, что там, ничего не надо выдумывать. Изначально у меня на сайте кроме путевых заметок ничего и не было - мне My Hat! не хотелось писать об американской жизни - уже столько о ней написано, так что я решила писать лишь о природе.  Первые мои "прогулки" полны восторгов и впечатлений - больше в них ничего нет, и для меня сейчас они просто скучны, но что-то заставляет меня не трогать их. Мои последующие "прогулки" стали обрастать фактами - историческая справка, интересные природные явления и тому подобное - тон их тоже изменился, но изменились и сами путешествия, что не очень нравится моему мужу.
- А что бы он хотел, чем он недоволен?
- Он говорит, что хочет видеть жену отдыхающей, а не работающей: я могу полчаса искать нужный ракурс, собирать все буклеты (у меня уже набрался целый ящик "парковых бумажек") - еще во время путешествия, я начинаю прокручивать в голове план материала, название, ключевые фразы... Это как болезнь... Журналист - это не профессия, это состояние...
- Вы можете поделиться с нами этим состоянием?
- Я смотрю на весь окружающий меня мир через призму возможности превращения его в журналистский материал. Пишущий журналист намного свободнее радиста или телевизионщика: одному нужен звук, другому картинка - а тут только голова и хорошая память. Хотя мой диплом телевизионщика не дает мне покоя - не укладываюсь я в формат домашнего видео для знакомых, а сделать нормальный фильм, к сожалению, нет возможности. 
- Как Вы выбираете темы для своих статей? 
- Никак... У меня нет тем, у меня есть "странички" о том, да о сем... Тема - это уж что-то профессиональное, как и статьи. Вообще нас учили никогда не называть свою писанину статьями - мой учитель, которому я собственно, и обязана журналистской карьерой, старый "тассовец" Виктор Ганшин "бил нас по губам", когда мы гордо представляли в классе свои материалы - "в моей статье..." "Ох, уж, - вздыхал он, - пора мне потесниться, а то тут такой матерый журналист сидит..."
- Можно немного подробнее об этом?
- Не стоит вдаваться в терминологию, но статьи - это, пожалуй, наитруднейший жанр, который сочетает в себе не столько стиль, как информацию, ее анализ и - главное - поднимает важные проблемы. За семь лет моей профессиональной деятельности я не написала ни одной статьи - в моем портфолио есть репортажи, "информашки", интервью, зарисовки, обзоры, даже очерки... И мои "американские" материалы я с закрытыми глазами назвала "прогулки" и "зарисовки", чтобы коллеги меня не побили...
- Да, трудно Вам приходится в вашем творчестве: и о читателях думать, и еще и о коллегах. Так что же все-таки с темами?
- Для прогулок я тем не ищу - я просто описываю места, где бываю. Зарисовки приходят случайно - часто из личного опыта, как-то "Тонкости американского этикета, или "как не сесть в лужу в гостях" или "Holiday Shopping, или искусство покупать по-американски". Бывает, мне задают вопросы и из ответа рождается новая "страничка", как-то - "Краткое руководство для поступающих в американский колледж". Иногда меня просто переполняют чувства, как, например, в зарисовке "Темная сторона Дня Благодарения". Вообще, столько всего вокруг, о чем хотелось бы рассказать, но нет времени. Может, поэтому я и завела на сайте раздел "Псевдо-Дневник". 
- Хотелось бы на этом остановиться подробнее, не часто встречается такое.
- Меня часто спрашивают, а почему "псевдо"? Просто я туда записываю не события из своей жизни, а мысли, факты - все то, что потом может помочь мне написать какой-нибудь материал. Просматривая свои записи, я уже сейчас могу сказать, что там уже есть, по меньшей мере, пять самостоятельных зарисовок - вот найти бы это "время", чтобы собрать записи воедино... Журналисты, особенно студенты (им на практике редко дают задание - ждут от них инициативы), часто стонут - не о чем писать. Оглядись вокруг себя - столько тем стоит, летает, ходит рядом... Мне со своим сайтом просто везет - никто не говорит: это не то, формат нашего издания иной. В плане охвата тем, я считаю, Интернет просто находка - как бумага, которая стерпит все... Правда, порой страдает качество - и мне бывает стыдно за материалы с сайта Wonderful Sites of California - или теперь из раздела "Путешествия"  и "Зарисовки о США". 
- Творческие люди всегда недовольны своими законченными работами, но и я, и мои знакомые читают о ваших путешествиях с большим удовольствием. Кстати, в ваших статьях, зарисовках много юмора, это как-то вами планируется?
- А я, если честно, не вижу в них особого юмора. Я начинала оттачивать стиль в рекламном издании, а там, понятное Sunny Day дело, надо было чем-то увлечь читателя, чтобы он дочитал хотя бы до названия фирмы - и юмор мне помогал в этом, хотя я никогда не выдумывала фразы специально - они сами ложились на бумагу в ходе работы над материалом. Вообще сейчас в журналистике, особенно в интернет-журналистике, преобладает так называемый пост-модернистский стиль, который отличается подшучиванием над собой и читателем, использованием сленга и выдуманных слов - иногда это здорово, а иногда пошло. Такой стиль хорош для "легкой информации", но совершенно неприемлем в серьезных материалах - в них он похож на откровенный стеб - но, к сожалению, половина наших журналистов поражены этим вирусом и, кажется, неизлечимо.
- Сейчас даже неизлечимые болезни лечат.
- Меня тоже лечили, долго и "антибиотиками", то есть либо ты пишешь серьезно, либо мы тебя не печатаем. Поэтому у меня теперь два стиля - один пост-модернистский, а другой - строгая классическая журналистика. Второй, к сожалению, остался вне Интернета - здесь надо писать легко, просто и с юмором.
   Пусть никто не обижается, но в мюзикле "Дорога в Нью-Йорк", который идет на сцене питерского Театра Музыкальной Комедии есть прекрасный диалог журналиста с редактором - примерно такой: Редактор: "Ты так прекрасно написал, что даже мне все понятно" - "Но вы же сами учили меня писать так, чтобы каждому дураку было понятно..." Это одна из важных заповедей журналистики.
- Я думаю, никто не обидится на заповедь журналистики, тем более на такую забавную заповедь. А кто вам помогает в работе вашего сайта, в его оформлении?
- Никто - это мое детище: сама создаю графику, пишу текстовки и код... Морально мне помогают люди, которые приходят на мой сайт - я не выношу писать "в стол" - должны быть читатели, иначе это пустая трата времени. Я надеюсь, что мои сайты кому-то интересны.
- Сейчас многое в нашей стране перенимается с Запада, Вы ощущаете эти перемены, когда приезжаете на Родину?
- Это, пожалуй, единственный вопрос, на который бы мне не хотелось отвечать. Как любят эти "эмигрантишки" (хотя я просто живу в Калифорнии) ругать "родину". К сожалению, перемены не только радуют, но и причиняют боль, потому что у нас многое, если не все, делается через одно место.
   У меня "в столе" лежит материал под рабочим названием "Сервис по-советски, или диагноз "буржуинушка" - от публикации меня удерживает то, что нельзя говорить плохо о своей стране - тем более, если ты ничего не делаешь, чтобы помочь ей. Меня часто просят написать о Питере, о России, но я не могу после этой неудачной попытки выразить свои мысли на бумаге.
- Не знаю, есть ли у вас информация о том, как ругают нашу страну наши юмористы и наши журналисты, кажется уже нет ни одного недостатка, которого бы не обсудили и не высмеяли, и мы радуемся. Что Вы скажете по этому поводу?
- Единственное, могу сказать следующее - не стоит оценивать страну по качеству туалетной бумаги, хотя бесспорно, что в Штатах она очень мягкая и белая, в Европе уже не такая приятная на ощупь и имеет желтоватый оттенок, а в России до сих пор она серая и дубовая... Мне кажется на этой "пошлости" стоит закрыть данную тему.
- Эта тема для нас совершенно не болезненная. Вы знаете, для разных людей и коньяк по-разному пахнет, а "серая и дубовая" бумага у нас уже заменила печатную, так что у нас есть кое-какие перемены, меняются у нас и взгляды на жизнь, поэтому мы будем ждать ваших публикаций о России…
Интересно, Вы смотрите на особенности жизни на Западе, как житель этих мест или как русский человек?

- Я не знаю ответа... Конечно, от нашего воспитания и системы ценностей никуда не деться, но иногда приходится ловить себе на мысли, что ты думаешь как буржуй. Это совершенно разное ощущение, когда ты турист в стране, и когда на тебя наваливаются бытовые проблемы. Сначала тебе все интересно, необычно, а потом начинаешь воспринимать все как данность - и не только хорошее, но и плохое. Американцы часто спрашивают о всяких пустяках: а как это в России? И ты, порой, не можешь вспомнить.
- Это отношение у Вас сложилось после каких-то прожитых лет на Западе?
- Я первый раз попала на Запад в шестнадцать лет - я провела незабываемые рождественские каникулы в Париже с одноклассниками - и вот, я приехала домой и, не глядя, стала переходить улицу на зеленый свет - мне повезло, что водитель затормозил... Мне родители сделали строгое внушение - здесь не Париж, машины на красный свет не останавливаются. Так повлияли на меня десять дней, так чего же вы ждете от меня сейчас?
- Сейчас от Вас мы ждем вашего хорошего настроения, вы же не только журналист, Вы еще в первую очередь женщина, а как красивая женщина, ощущаете Вы какие-либо преимущества, удобства в вашей журналисткой деятельности? 
- Я должна покраснеть при этом вопросе? И ответить - ну что Вы... 
- К сожалению, мы не сможем это увидеть, и не обязательно, чтобы Вы покраснели, достаточно и вашей приятной улыбки, но Вы же не сможете отрицать, что Вы красивы, когда об этом говорят все?
- Не думаю, что все считают меня красивой, но все, почему-то, тепло обо мне отзываются... Быть может, потому что никто не знает меня настоящую...
- Не знать Вас настоящую - это очень жаль, но я понимаю, что здесь приоритет остается за вашим мужем, и, может быть, у него есть по этому поводу особое мнение, но, я думаю, что те, кто Вас знают получше, отзываются о Вас также тепло. И хотелось бы, чтобы Вы рассказали о себе хотя бы в связи с вашей работой журналистом.
- Журналист должен быть психологом и актером. Я все-таки считаю своим коньком жанр интервью - а тут главное разговорить человека, то есть влезть к нему в доверие: поэтому для кого-то надо быть серьезной, для кого-то надо казаться поклонницей его талантов, кому-то важно увидеть перед собой добычу, для кого-то главное, чтобы журналистка была полной дурой... 
- Здесь мне немного нужно отдышаться, быть "полной дурой" для ожидающего этого - высший пилотаж... Столько ролей, в какой же роли Вы играете и работаете?
- Я могу быть всем этим, но иногда заигрываюсь и продолжаю играть дома - в какой-то момент я потеряла самое себя - и не знаю или не помню, какая я на самом деле.
- Наверное, мы все периодически бываем в таком состоянии, и все-таки Ваше обаяние помогает Вам?
- Может быть, моя природа и помогает в работе, но только никакая внешность не поможет, если за ней не стоит профессионализм. И очень приятно, когда люди соглашаются встретиться с тобой во второй раз, а еще приятнее находить свои материалы на сайтах людей, о которых ты писала.
- Я уверен, что мои читатели не только согласятся встретиться с Вами во второй раз, но и будут с интересом ждать этой встречи. Спасибо, успехов Вам.
- Спасибо и Вам за опыт бытия интервьюируемого кролика... Теперь я понимаю, как чувствуют себя мои собеседники.


Copyright © 2003 В.Кушнир
Ольга Окнер
25 декабря 2003 г.


 
   
 


E-mail

       Copyright © 2001-2004 Кушнир 100143

Автор идеи, редактор, дизайн - В. Кушнир
Обновление - 01.04.2004.